Уходя — не уходи. Кто из западных компаний уже возвращался в Россию

Shell объявила о закрытии заправок в России  - РИА Новости, 1920, 17.03.2022© РИА Новости / Михаил ВоскресенскийПерейти в фотобанкЧитать ria.ru в

Дмитрий Ермаков. Зарубежный бизнес покидал Россию и прежде: во время финансовых кризисов и после присоединения Крыма. Некоторые вскоре вернулись — напрямую или через контрагентов. Несмотря на громкие заявления, хлопать дверью готовы далеко не все. По каким схемам они продолжат работать и можно ли проводить параллели с прошлыми «исходами», разбиралось РИА Новости.

Возврат по франшизе

Восемь лет назад США и ЕС заморозили основную часть российских инвестиций американской нефтяной корпорации Exxon Mobil. Ей пришлось прекратить отношения с «Роснефтью» и вывезти часть персонала из России. Об этом много писали зарубежные СМИ, акцентируя внимание на разрыве контрактов. Однако полностью компания не ушла: осталась дочерняя структура «Эксон Нефтегаз Лимитед», еще с 1990-х управляющая проектом «Сахалин-1». Доля Exxon Mobil в пакете акций составляла 30 процентов. Правда, сейчас фирма отзывает сотрудников в США.

Уходили компании и по чисто коммерческим причинам. А потом возвращались за новой прибылью. Например, японская Toshiba в 2014-м прекратила отгрузки телевизоров и ноутбуков, а позже пояснила, что не выдержала конкуренции с южнокорейскими Samsung и LG. В 2013-м доля производителя занимала примерно десять процентов рынка телевизоров в России.

Работница на новой линии для сортировки почтовых отправлений в автоматизированном сортировочном центре Почты России в Санкт-Петербурге - РИА Новости, 1920, 16.03.2022© РИА Новости / Александр ГальперинПерейти в фотобанкРаботница на новой линии сортировки почтовых отправлений в автоматизированном сортировочном центре «Почты России» в Санкт-Петербурге

Но некоторые продукты Toshiba остались — например, жесткие диски, аккумуляторы. А в конце 2016-го компания подписала меморандум о взаимодействии с «Почтой России» в области автоматизации почтовых и логистических систем. В Санкт-Петербурге запустили линии для сортировки отправлений японского производства.

Сложная история у финской сети Stockmann. К 2015 году в России работали семь ее универмагов, пять из них — в Москве. В том же году финны решили закрыть три магазина в столичных торговых комплексах «Мега», а также всю дочернюю сеть женской одежды Lindex. Но уже через три года магазин Stockmann открылся в Краснодаре, а еще через год сеть приросла двумя точками в центре Москвы. В начале 2022-го «Сбер» договорился о приобретении полного пакета акций в российском АО «Стокманн». Документ о намерениях подписали, дальнейшие соглашения запланировали на первую половину года.

В 2014-2016 годах из России ушли и несколько брендов одежды: из-за невыгодного развития или долгов по франшизе. Перестали работать American Eagle, New Look, прекратились продажи River Island, Esprit, OVS. Если западные санкции и сказались на их решении, то лишь косвенно. Аналитики подчеркивают: параллельно с Россией магазины American Eagle массово закрывались в США и Канаде. Сейчас продукцию почти всех перечисленных брендов можно найти в том же «Стокманне» или на российских маркетплейсах.

Уходили и возвращались и более престижные марки одежды — Alexander McQueen, Diesel. Причем закрывались они еще в 2009-м.

Автосалон Opel - РИА Новости, 1920, 16.03.2022© РИА Новости / Илья ПиталевПерейти в фотобанкАвтосалон Opel

Была похожая история и с западным фастфудом. Так, после санкций 2014-го исчезли популярные в Санкт-Петербурге американские рестораны быстрого питания Carl’s Jr. Однако уже через год появилась точка в Перми, а позже — снова в Северной столице и других городах России. Это стало возможным после передачи ресторанов под франшизное управление российской компании «Инвестиционно-Строительная Группа «ФОРТ ИС СПБ».

В похожей ситуации сейчас и сеть пиццерий Papa John’s: несмотря на заявления об уходе, все 188 ресторанов в стране еще продают пиццу. Ликвидацию не планируют и будут работать по соглашению о франчайзинге. Точками управляют россияне по соглашению с компанией американца Кристофера Уинна, который живет в Москве уже 20 лет.

«Лучшее, что я могу сделать, — это проявить уважение к моим сотрудникам, франчайзи и клиентам, не осуждая их из-за политики. Они заслужили хорошую пиццу в конце рабочего дня», — сказал Уинн газете The New York Times.

Перебои в поставках

Papa John’s не одинок в своих намерениях. Несколько зарубежных компаний, заявивших об уходе из России, на самом деле не прекратили операционную деятельность в стране. Речь идет скорее о пиар-ходе с целью сохранить выручку и от западного, и от российского потребителя.

Например, Coca-Cola, ранее сообщившая об остановке производства, этого делать не будет. Но прекратит инвестировать в маркетинг и новые проекты.

Задний ход дали два японских автоконцерна. В российском представительстве Nissan заявили, что отложат на неопределенный срок поставки нового кроссовера Pathfinder, однако планируют возобновить сборку машин в Петербурге. Выяснилось, что временная приостановка конвейера связана с перебоями в поставках комплектующих, вопрос должны решить к началу апреля.

Покупательница берет банку с напитком компании Coca-Cola в продуктовом магазине - РИА Новости, 1920, 16.03.2022© РИА Новости / Илья НаймушинПерейти в фотобанкПокупательница берет банку с напитком Coca-Cola в продуктовом магазине

Аналогичная ситуация — у Toyota Motors. Компания приостановила производство RAV4 и Camry на заводе в Санкт-Петербурге из-за логистических проблем. Позже представитель Toyota в России сообщил в пресс-релизе, что закрывать завод и уходить из России компания не планирует.

Поменял стратегию и нефтяной гигант Shell, который еще 8 марта заявил об остановке сотрудничества: «Незамедлительно прекращаем спотовые закупки российской нефти». Компания собиралась закрыть и автозаправки.

При этом в Shell ничего не сказали о долгосрочных контрактах с нефтегазовыми компаниями, а это значит, что работа по ним продолжается. Кроме того, один из топ-менеджеров компании сообщил РИА Новости, что сбытовая дочка Shell, компания «Шелл нефть», не остановила операционную деятельность в России и заправки тоже открыты. Готовится план действий с учетом решения головной компании.

Похожая тактика — у производителя игрушек Lego. Первоначально компания объявила о том, что останавливает продажи в 81 магазине на территории России. Тут же с полок исчезла почти вся их продукция, зато на Avito ее продавали в два раза дороже. Но через несколько дней конструкторы неожиданно вернулись, а компания объяснила заминку сложностями доставки.

Любопытный пример из сферы музыкального бизнеса. Группа Pink Floyd заявила, что отзывает из стриминговых сервисов на территории России и Белоруссии все свои альбомы, выпущенные с 1987 года. Однако основные легендарные записи коллектив сделал раньше, когда его участником был Роджер Уотерс, продолживший затем сольную карьеру. Музыкант, очевидно, запретил убирать из Spotify и Apple Music альбомы со своим участием. В соцсетях Уотерс осудил военную спецоперацию, однако добавил, что разжигатели украинского конфликта сидят в Вашингтоне.

Ушли не до конца

Согласно исследованию консалтинговой компании Knight Frank, в 2014-2015 годах Россию покинули 56 торговых сетей, включая общепит и бренды одежды. Тогда же британская компания Global Counsel провела исследование рынка и предположила, что в течение года уйдут и многие крупные игроки бизнеса. В том числе BP, Shell, Deutsche Bank, Siemens. Но аналитики ошиблись в прогнозах: в 2016-м этого не произошло.

И до сих пор — тоже. Пока ни одна крупная иностранная компания не ликвидировала российские юрлица и не выставила активы на продажу.

Однако зарубежных инвестиций будет ощутимо меньше. Еще в конце 2013-го инвесторы стали выходить с развивающихся рынков — тогда банки Уолл-Стрит Goldman Sachs и JP Morgan Chase сделали прогноз, что рост в этих странах закончился. После санкций 2014-го крупные фонды сильно сократили лимиты на Россию.

Опыт зарубежных компаний, уходивших с российского рынка, а затем пытавшихся вернуться, вряд ли будет полезен в текущей ситуации. Так считает генеральный директор инвестиционной компании ООО «АБЦ» Евгений Лашков. В качестве примера он приводит автомобильные бренды.

«Alfa Romeo, Opel и Daewoo возвращались в Россию единожды, а Seat — целых три раза. И всякий раз стратегию действий этих компаний определял один фактор: наличие платежеспособного спроса. В нынешних условиях зарубежные фирмы должны будут столкнуться не только с падением благосостояния потенциальных покупателей, но и имиджевыми потерями на основных рынках, — говорит Лашков. — Необходимо честно признать: внутренний рынок России не настолько емок, чтобы ради его сохранения транснациональные компании закрыли глаза на столь серьезные риски».

По его мнению, с учетом сопутствующего ущерба возвращение крупных игроков может произойти не так скоро. Или вообще никогда.

Член совета директоров компании «Шоколадница» Лада Пугачева, напротив, считает, что российский рынок был и остается привлекательным, поэтому место ушедших компаний достаточно быстро займут.

«Есть дружественные страны, предприятия которых готовы и могут работать на российском рынке. Останется иностранный бизнес, который предоставил франшизу россиянам», — говорит Пугачева. По ее оценке, 90 процентов компаний, остановивших бизнес в России, называют меры временными.

А далее — выбор за самими иностранцами. У них три варианта действий: передавать активы в российское управление, банкротить дочерние предприятия или продолжать работу, как Papa Jonh’s.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here