«Забыла, что такое тепло»: куда поселили учительницу из Карелии

Мария Семенова. В село Ведлозеро Галина Егорова приехала еще в 70-х — по распределению. Работает в местной школе до сих пор. Много лет назад ей выделили квартиру в летнем домике, когда-то построенном на скорую руку для студентов, приезжавших копать картошку. Учительница с мужем обрадовались новому жилью: хоть и холодное и без удобств, зато свое. Но прошло больше 40 лет, а ничего не изменилось — только полы провалились да стены пошли трещинами, а столбик термометра в комнатах не поднимается выше 14 градусов.

«Счастливые были!»

С мужем Галина познакомилась здесь же, в селе. Родился сын. Когда в 1979-м супругам выделили часть сборно-каркасного дома, они были счастливы: «Даже кухня отдельная!» Две комнаты и веранда, но никаких удобств: туалет во дворе, отопление печное, вода привозная. Впрочем, так тогда жили почти все местные.

«Хибарку мою, которую и домом-то назвать сложно, строили следующим образом: снаружи каркас обшили вагонкой, изнутри — ДВП. Стена — десять сантиметров толщиной. Говорили, что внутри утеплили стекловатой, но мы сняли обшивку до окон — ничего нет. Сами все засыпали шлаком. Полы — вагонка. Вскрывали, делали черный пол», — рассказывает Егорова.

© Фото : предоставлено Галиной ЕгоровойГалина Егорова - РИА Новости, 1920, 02.06.2021© Фото : предоставлено Галиной ЕгоровойГалина Егорова

До этого ночью вода в ведрах замерзала. В общем, времянка требовала постоянного ремонта и рассыпалась буквально на глазах. Так, через два года после того, как Егоровы утеплили полы, строение перекосилось. Пришлось по-пластунски лезть под дом — подсовывать деревянную чурку. Муж Галины Васильевны уже тогда сказал, что здание долго не простоит — все сваи в грибке.

Ремонт продолжается до сих пор: после смерти мужа учительница пытается справляться своими силами, иногда помогает сын — он с семьей живет в Петрозаводске, в полутора часах езды. Пол сначала провалился в одном месте, потом в другом, течет крыша, под дыры надо подставлять посуду. Обогрев — отдельная история. Егорова топит две печки утром и вечером, но температуры, которую принято называть комнатной, здесь не бывает — хлипкая каркасная конструкция продувается насквозь.

«У меня всегда 13-14 градусов. В школе коллеги смеются: «Галка, как ты живешь?» А я говорю: «Зато закаленная», — отшучивается Галина. Сейчас, в мае, она все еще топит печь — не для тепла, чтобы просушить воздух. Объясняет: когда-то на месте дома был колодец, поэтому здесь всегда сыро.

Ей неловко признаваться, что нет даже нормального туалета — кабинка во дворе давно перекосилась, несколько раз пытались выровнять, но тщетно.

© Фото : предоставлено Галиной ЕгоровойТуалет - РИА Новости, 1920, 02.06.2021© Фото : предоставлено Галиной ЕгоровойТуалет

Плата за «хибарку»

Квартира не приватизирована — Егорова живет по договору соцнайма. Счета оплачивает исправно, хотя муниципальные власти никогда ничего не ремонтировали. Как-то пришла в администрацию, возмутилась: «За что я плачу? Куда все это идет?» Ей ответили: «А вы зачем государственные деньги считаете?»

Галина Васильевна обиделась и перестала платить. Но через пару лет поняла: больше так не может, поскольку «по натуре законопослушный человек». С тех пор каждый месяц исправно отчисляет за «хибарку». Немного — около 500 рублей. Учительница вздыхает: «Это мало, я понимаю. Просто как-то за страну обидно, вот что».

Жаловалась и в районную, и в сельскую администрацию. «Мне говорят: «А вы знаете, какие условия в Кинелахте?» Не знаю. С другой стороны, а какая мне разница, что в Кинелахте? Я человек терпеливый, не лезу, не требую, хотя, наверное, можно было бы. Не так воспитана. Наше поколение — люди, привыкшие ко всему, закаленные. Живем с энтузиазмом, не позволяем себе раскисать. Спасение утопающих в руках самих утопающих», — рассуждает собеседница.

Ее огорчает не столько разрушающееся жилье, сколько несправедливость: почему соседи в ветхих домах не получают квитки, а она оплачивает содержание здания, которое на самом деле никто не содержит?

© Фото : предоставлено Галиной Егоровой"Забыла, что такое тепло": куда поселили учительницу из Карелии© Фото : предоставлено Галиной ЕгоровойДом Галины Егоровой находится в аварийном состоянии

В администрации Ведлозерского сельского поселения корреспонденту РИА Новости объяснили, что в очереди на улучшение жилищных условий Галина Васильевна не стоит. Ее дом до сих пор не признали аварийным. По словам чиновников, проблема в том, что Егорова занимает только половину строения. Вторая приватизирована другой семьей, которая там не живет. По словам главы поселения Александра Чугая, собственники не хотят признавать дом аварийным. Чтобы изменить ситуацию, с ними нужно как-то договориться.

«Живу школой»

Галине Васильевне летом исполнится 70. Практически всю жизнь она проработала в Ведлозерской школе. На покой не собирается. Хотя директор намекает: «Необязательно уходить сразу, можно постепенно снижать нагрузку, чтобы вам было проще».

Коллеги ей советуют: «Поживи для себя», а она не понимает: как это? Ее жизнь — это ученики, сын и его семья, пожилая мама. Раньше сил хватало и на хозяйство: держали с мужем поросят и бычков. Теперь остался только огород.

"Мама мне говорит: от выхода на пенсию еще никто не умирал. Да я понимаю, но 51 год я каждый день знала, куда пойду утром, а тут — все. Это психологически очень тяжело", — признается Егорова.

Покойный супруг (его не стало шесть лет назад) часто ворчал: «Вышла замуж за школу». Галина Васильевна и не скрывает: «На первом месте — школа, на втором — она же. Живу школой и для школы».

© Фото : предоставлено Галиной Егоровой"Забыла, что такое тепло": куда поселили учительницу из Карелии© Фото : предоставлено Галиной ЕгоровойДом Галины Егоровой

Егорова — учитель начальных классов. С такой работой нельзя позволить себе унывать, подчеркивает она. Первого июня выпустила 13-й четвертый класс — каждый вела с первого, за полвека воспитала несколько поколений.

О том, чтобы переехать, и не думает, хотя Ведлозеро уже давно не то процветающее село, в которое ее когда-то распределили. «Была отличная хлебопекарня, совхоз богатый, лесхоз, почта, больница. А теперь люди уезжают».

Ведлозеро — относительно крупное: 16 улиц, почти тысяча жителей. Но нет ни больницы, ни аптеки — местные просят родственников привезти лекарства из города. Общественный транспорт сюда не ходит — надо пройти несколько километров до трассы и тормознуть проезжающий междугородний автобус или поймать попутку. Кто-то подвезет по цене билета на автобус, а кто-то и за тысячу. «Но если ехать надо — сами понимаете», — вздыхает Егорова.

Галина Васильевна словно убеждает себя: «Неполадки — это временно». А ведь этим «временным неполадкам» уже полвека.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here